Евразийское региональное отделение Всемирной организации «Объединенные Города и Местные Власти»

Города на передовой борьбы с пандемией

Города на передовой борьбы с пандемией

В программной публикации экспертов Всемирного Банка, Программы ООН-Хабитат и Глобальной сети резилентных городов «Города на переднем крае борьбы с пандемией» подчеркивается, что вызванный пандемией кризис приведет к увеличению количества бедных на 100 млн человек, при этом большая часть «новых бедных» проживает в городах. В качестве территорий особого риска ожидаемо называются районы трущоб и неформальных поселений, лишенные базовых коммунальных услуг и инфраструктуры, доступа к медицинской помощи. Жители таких территорий (около 1 млрд человек) вынуждены пользоваться общественными источниками водоснабжения и туалетами.

Особый риск связан с сочетанием низкого уровня обеспеченности таких территорий инфраструктурой с высокой долей занятых в неформальном секторе и самозанятых с низкими доходами среди жителей на таких территориях. В ситуации выхода из пандемии необходимы опережающие инвестиции в развитие инфраструктуры на таких территориях, однако возможности муниципалитетов будут сдерживаться ожидаемым, по оценке Всемирного Банка, падением доходов местных бюджетов в 2021 году на 15– 25%. На основе анализа спутниковых снимков мегаполисов Каира, Мумбаи и Киншасы эксперты Всемирного Банка идентифицировали такие территории повышенного риска и привлекают к ним внимание национальных правительств и местных властей.    

Может показаться, что приведенные тезисы – лишь отражение традиционной повестки международных организаций для развивающихся стран и к России прямого отношения не имеют. Однако отмеченные риски устранены в российских городах не до конца, и в современных условиях связанные с этим опасности только возрастают.

В частности, по данным Комплексного обследования условий жизни населения Росстата за 2018 год, около 2 млн городских домохозяйств (4,7%) не имеют ванны/душа в своем жилом помещении или даже отдельном строении (дворовой пристройке); в малых городах (до 50 тыс. чел.) таких домохозяйств – 14,1%. Не имеют туалета в своем жилом помещении 5% городских домохозяйств, в том числе 0,3% не имеют даже доступа к туалету в местах общего пользования/отдельных строениях. Выгребными ямами без использования септиков пользуются около 3 млн городских домохозяйств (7%), а 1,9% городских домохозяйств не имеют доступа к какой бы то ни было канализации (в малых городах – 18,4 и 6,4% соответственно).  Также серьезной проблемой развития российских городов является ожидаемое снижение налоговых доходов местных бюджетов по итогам 2020 года и в 2021 году.

Тема скученности и связанной с этим невозможности избежать контактов в российском контексте остро связана с проблемой довольно низких стандартов жилищных условий населения. Сложившаяся ситуация показала существенную дифференциацию возможностей населения для «комфортной самоизоляции».

Отдельную комнату в квартире имеют далеко не все горожане: при среднем размере домохозяйства в городской местности – около 2,5 человек, в среднем на одно домохозяйство приходится 2,24 комнаты, в том числе в крупнейших городах-миллионниках – 2,09. Для многих горожан стандарт проживания  предполагает расселение в квартире, число комнат в которой на одну меньше числа членов домохозяйства.

С другой стороны, по данным Росстата, только 23% городских домохозяйств имеют другие помещения, пригодные для проживания – отдельные квартиры, комнаты в коммунальной квартире, индивидуальные дома, дома на садовом (дачном) участке, другое место «для постоянного или сезонного проживания». В целом обеспеченность «запасным жилищем» увеличивается с размером города: в городах-миллионниках она достигает 31%, а в Санкт-Петербурге – 35% и в Москве – 36%.

Возможность использования «запасного жилища» ожидаемо зависит от уровня доходов домохозяйства. Среди домохозяйств нижней квинтильной группы по уровню среднедушевых доходов доля имеющих такое «запасное жилище» в 1,6 раз ниже, чем в среднем по всем домохозяйствам (оценка на основе микроданных Росстата).

Таким образом, далеко не все горожане в России имеют возможность уединиться в отдельной комнате или обладают «запасным жилищем», в том числе на природе (то есть в более комфортных средовых условиях, нежели в замкнутом пространстве квартиры), а сам факт владения, например, дачным участком еще не означает, что это лучшее место для самоизоляции (необеспеченность базовыми коммунальными услугами, пригодным для удаленной работы интернетом и т.п.). Так или иначе, определяющим фактором сегодня для граждан России является сама возможность выбора домохозяйством оптимального места для самоизоляции, а для каждого человека (в том числе инфицированных) – возможность относительной изоляции в отдельной комнате при проживании нескольких членов семьи в квартире.

Дифференциация таких возможностей существовала всегда, но вне контекста пандемии она сводилась к неравным возможностям в комфортном проживании в жилище. Однако в условиях, когда меры по предотвращению заражения становятся повседневной реальностью на долгосрочный период, неравенство в жилищных условиях и во владении альтернативными «жилищами» становится важной и актуальной социальной проблемой.

В такой ситуации становится актуальным переосмысление приоритетов государственной жилищной политики в Российской Федерации, направленных на снижение отмеченной дифференциации, включая меры по  усилению поддержки строительства односемейных домов в пригородной местности, в том числе в качестве второго жилища и установление целевых показателей обеспеченности членов домохозяйств отдельными комнатами.


Источник: https://urbaneconomics.ru

11.02.2022

Вернуться в раздел